Беларуская лакалізацыя знаходзіцца ў стадыі развіцця. Будзем ўдзячныя любой дапамозе ў яе напаўненні і перакладах з іншых моў.

Дмитрий Иванович Байда Вишневецкий b. 8 лістапада 1517? d. 1563

Зьвесткі зь Радавод

Запіс:249540
Jump to: navigation, search
Род Вишневецкие
Пол мужчына
Поўнае імя
ад нараджэння
Дмитрий Иванович Байда Вишневецкий
Бацькі

Іван Михайлов син Вишневецький [Вишневецькі] b. 1490 d. 1542?

Nastazja Olizarowicz (Wiśniowiecka) [Olizarowie] b. 1510? d. 1538

Вікі-старонка wikipedia:uk:Дмитро Вишневецький

Падзеі

8 лістапада 1517? нараджэнне:

1550 - 1563 тытул: Запорізька Січ, Гетман Войска Запорожского

1550? тытул: Черкаси і Канів, Староста черкасский и каневский

1557 - 1559 тытул: Белевськ, Князь белевський

1563 смерць: Царгород

1563 тытул: Молдавии, Господар Молдавии

Нататкі

"И все же, несмотря даже на такие эксцессы, казачество в целом оставалось надежнейшим и ценнейшим союзником Москвы. Причем на службу к Ивану Грозному перешли уже и днепровские казаки. А почему ж не перейти, если враги были общими? Татары наведывались на Украину ежегодно. Угоняли то 5, а то и 50 тыс. человек за раз. Возглавлял днепровских казаков князь Дмитрий Вишневецкий по прозвищу Байда. По происхождению русский, православный. По натуре — рыцарь, отчаянный рубака. Впрочем, был и изрядным авантюристом. Успел послужить даже туркам. Но вернулся обратно к полякам, получил пост старосты Черкасского и Каневского. Казаки его любили, избрали гетманом, и он обратился к царю, предлагая перейти в подданство со своими городами. Иван Грозный войны с Польшей не желал, городов не взял. А вместо этого пожаловал Вишневецкому удельное княжество в России и принял в службу «со всем казацтвом». Таким образом под властью царя собралось казачество всех рек!

И с помощью казаков Россия перешла в наступление уже и на главное гнездо хищников — Крым! В 1556–1559 гг. на него посыпались удары со всех сторон. К казакам посылались русские воеводы с отрядами. На Дон — Данила Чулков, на Днепр — дьяк Ржевский, Данила Адашев. Были разгромлены предместья Очакова, взята крепость Ислам-Кермен на Днепре. Вишневецкий впервые создал базу в еще пустынном Запорожье, перевез из Ислам-Кермена трофейные пушки на о. Хортица, где и построил первую Сечь. И татарам только с огромным трудом, после 24 дней атак, удалось заставить казаков отступить с Хортицы. На Дону и Днепре строились лодки, и казачьи эскадры стали выплескиваться в море, нападая на Керчь, Евпаторию и другие населенные пункты Крыма.

Это оказалось очень эффективным. Защитить все побережье было невозможно. Казаки легко находили слабые места, нападали, а пока враг успевал сорганизоваться, уже отчаливали. Захватывалась огромная добыча, освобождались тысячи невольников. Как докладывал Адашев, «русская сабля в нечестивых жилищех тех по се время кровава не бывала… а ныне морем… в малых челнех якоже в кораблех ходяще… на великую орду внезапу нападаше и повоевав и, мстя кров христианскую поганым, здорово отъидоша». Хан Девлет-Гирей пребывал в шоке, «у турского салтана помощи просил» — ждал, что сам Грозный предпримет поход на Крым. Бахчисарайские дипломаты вопили, что Россия действует по «казанскому сценарию». Там, мол, тоже сперва казаков напустили, а потом и захватили.

Тем временем кабардинцы и адыги с гребенцами разорили Темрюк и Тамань. В 1558 г. по приказу царя Вишневецкий с днепровскими казаками совершил поход в Кабарду. Помог ей против ногайцев и вместе с кабардинцами ударил на крымцев. В 1559–1560 гг. кабардинцы с гребенскими казаками совершили два похода в Дагестан против шамхала Тарковского, занимавшего протурецкую позицию. Он был разгромлен и вступил в переговоры о переходе под власть царя. В эти годы на Кавказе, кроме гребенцов, появилась еще одна, другая община казаков — на Нижнем Тереке (впервые упоминается в 1563 г.). Судя по сведениям из дипломатической переписки, что «на Тереке волжские казаки громят» турецких гонцов, и о казаках, «которые Волгою приходят в Терку», нижнетерская община отпочковалась от волжских казаков, построила Трехстенный городок и прочно обосновались в нем

В 1558 г. царское войско выступило на запад. Сперва все шло, как по писаному. Ливония удара не выдержала, ее города сдавались один за другим. А казаки продолжали рейды на Крым. Вдобавок раздули смуту в принадлежавшей туркам Молдавии, посадили на ее престол самозванца Василида. Но Ливонский орден отдался вдруг под покровительство Польши. Вмешались и Швеция. И Москва неожиданно для себя оказалась перед лицом нескольких сильных врагов. Уже с 1561 г. царю пришлось менять политику. Он дал знать в Крым, что готов мириться и выплатить большие «поминки». Не тут-то было! Девлет-Гирей тоже прекрасно понимал, в каком трудном положении очутились русские. Отвечал, что «многими кунами мысль моя утешена не будет» — выдвинув требование отдать Казань и Астрахань.

Между тем сворачивание операций на юге не понравилось Вишневецкому. Он пришел к выводу, что триумфов здесь больше не предвидится и очередной раз сменил подданство, вернулся на службу польскому королю. Но днепровские атаманы Савва Балыкчей Черников, Ивашка Пирог Подолянин, Ивашка Бровка и другие отказались ему повиноваться, сохранили верность царю. Дальнейшая участь Вишневецкого была трагичной. На службе королю ему быстро наскучило, он снова набрал отряд казаков и ринулся в очередную авантюру — решил сесть на молдавский престол. Однако молдаване выдали его туркам, и бывшего гетмана подвергли жуткой казни, повесили на остром крюке под ребро. А пророссийская часть днепровских казаков выбрала гетманом Богдана Ружинского, тоже князя и богатого магната. Впрочем, ориентация на тех или иных знатных панов была в XVI в. характерной для украинских казаков и являлась вполне рациональной. Подобный покровитель мог предоставить свои замки в качестве баз, помогал обеспечивать оружием, селил у себя казачьи семьи. А Ружинский симпатизировал царю и имел с «басурманами» личные счеты — в татарском плену сгинули его жена и дочь. И под его началом казаки возобновили удары по Крыму и туркам."


"Поход Ржевского произвел сильное движение в литовской украйне между козаками малороссийскими; неслыханное дело: московские люди явились на Днепре и ходили вниз, искали татар и турок в их собственных владениях! Мы видели, что 300 малороссийских козаков не утерпели, чтоб не проводить московского дьяка в его прогулке на бусурманов. Когда прогулка удалась, не утерпел начальник всей украйны, староста каневский, князь Дмитрий Вишневецкий, истый козак по природе, достойный преемник Евстафия Дашковича. В сентябре 1556 года в Москву явился один из атаманов, провожавших Ржевского под Очаков, и привез царю челобитье от Вишневецкого, чтоб государь пожаловал, велел себе служить, а что он, князь Дмитрий Иванович, от короля из Литвы отъехал и на Днепре, на Хортицком острове, город поставил против Конских вод, у крымских кочевищ. Царь послал к нему двоих детей боярских с опасною грамотою и с жалованьем. Вишневецкий отвечал с ними, что он, холоп государев, дал клятву приехать в Москву, но прежде обещал идти воевать крымские улусы и Ислам-Кермень, чтоб показать свою службу царю и великому князю. Об этой службе узнал царь в декабре прямо из Крыма: приехал гонец от Девлет-Гирея с известием, что хан отпускает на окуп всех пленников, взятых им на бою с Шереметевым; в грамоте хан писал, что уже всю безлепицу оставляет и хочет крепкого мира, для утверждения которого надобно с обеих сторон отправить добрых послов. Посол московский Загрязский, живший, по обычаю, все это время в Крыму, писал, что хан провел все лето в тревоге, ожидая царского прихода в Крым, посылал к султану, чтоб тот спас его от беды; что первого октября Вишневецкий взял Ислам-Кермень, людей побил, пушки вывез на Днепр в свой Хортицкий город; с другой стороны пятигорские черкесы, двое князей, бывших в Москве, взяли два города — Темрюк и Тамань; что хан хочет мириться и отправляет больших послов. Царь отвечал, что если хан хочет быть с ним в крепкой дружбе, то пусть поклянется в ней перед Загрязским и пришлет в Москву добрых послов. Но хану прежде всего хотелось выгнать Вишневецкого с Хортицкого острова: весною 1557 года он приходил туда со всеми своими людьми, приступал к городку 24 дня, но принужден был отступить с большим стыдом и уроном. Вишневецкий, извещая об этом царя, писал, что, пока он будет на Хортице, крымцам ходить войною никуда нельзя. Но если таково было значение Хортицы, то Вишневецкий должен был понимать, что крымцы и турки не оставят его здесь в покое; осенью того же года пришла от него в Москву иная весть: он писал, что, услыхав о приближении войска крымского, турецкого и волошского к его городку, он покинул его по недостатку съестных припасов, отчего козаки его разошлись; что теперь он в прежних своих городах, Черкасах и Каневе, и ждет царских приказаний. Иоанн велел ему сдать Черкасы и Канев королю, потому что он с ним в перемирье, а самому ехать в Москву; здесь Вишневецкий получил в отчину Белев со всеми волостями и селами да в других областях несколько сел. Хан ободрился уходом Вишневецкого с Хортицкого острова и писал к царю, что если он будет присылать ему поминки большие и ту дань, какую литовский король дает, то правда в правду и дружба будет; если же царь этого не захочет, то пусть разменяется послами. Иоанн отвечал, что ханские требования к дружбе не ведут, и в начале 1558 года отправил князя Вишневецкого на Днепр с пятитысячным отрядом, приказавши черкесам помогать ему с другой стороны. Хан боялся Иоанна, хотел помириться с ним, но ему хотелось выторговать что-нибудь; зная, что даром ничего теперь не получит из Москвы, он решился опустошать Литву, чтоб и покормить свою орду, и вместе получить награду из Москвы. Посол Загрязский возвратился в Москву с известием, что Девлет-Гирей присягнул царю в дружбе и братстве и сына своего отпустил на Литву; но, давая шерть, хан выговаривал, чтоб царь прислал ему казну, какая посылалась к Магмет-Гирею: тогда и дружба в дружбу, а не пришлет, то и шерть не в шерть; и потом, когда хан повоюет короля, то царю присылать в Крым такую же дань, какую король дает. Но и это предложение в Москве не было принято: царь приговорил, что хан поминки берет и клятву дает, но всегда изменяет, и потому нового посла в Крым не отправил, а послал гонца с грамотою, в которой писал, что захочет хан добра, то безлепицу и большие запросы оставил бы. В мае пришло известие от Вишневецкого, что он ходил к Перекопи, но не встретил ни одного татарина на Днепре; улусов также не застал, потому что король дал знать хану о приближении русских и хан забил все улусы за Перекопь, а сам сел в осаде. Вишневецкий хотел провести лето в Ислам-Кермени, но государь велел ему быть в Москву, а на Днепре оставить небольшие отряды детей боярских, стрельцов и козаков. Крымцы пытались малыми толпами, человек в 300, во 100, пробираться на Волгу, нападать на рыболовов, но не имели нигде успеха: одни были побиты горными, другие — русскими людьми. Лето и осень прошли, хан не явился: он ждал удобного времени; зимою в конце 1558 года какие-то татары дали ему знать из Москвы, что здесь нет никого, что царь со всеми своими силами отправился в Ливонию, к Риге. Девлет-Гирею так хотелось отомстить Иоанну за Ржевского, Вишневецкого и особенно за то, что давно уже не получал поминков из Москвы, что он решился даже на зимний поход, лишь бы воспользоваться случаем и напасть врасплох на беззащитные украйны. Собравши тысяч до ста войска, хан отпустил его тремя отрядами — на Рязань, Тулу и Каширу; но на реке Мече царевич Магмет-Гирей, предводительствовавший главным отрядом, узнал, что Иоанн в Москве, спросил, где князь Вишневецкий и боярин Иван Шереметев, два человека, более других знакомые и страшные крымцам, и, узнав, что первый в Белёве, а другой в Рязани, поворотил назад и благодаря зиме переморил лошадей и людей. Это нашествие зимою показывало, однако, что хан готов на самые решительные меры, чтоб только повредить Москве, и потому государь принял с своей стороны меры на 1559 год. В начале года отправлены были князь Вишневецкий с 5000 на Дон и окольничий Данила Адашев с 8000 в городок на Псёле, чтоб оттуда выплыть на Днепр и промышлять над Крымом. Весною Вишневецкий близ Азова разбил 250 крымцев, пробиравшихся в Казанскую область; Адашев сделал больше: выплывши на лодках в устье Днепра, взял два турецких корабля, высадился в Крыму, опустошил улусы, освободил русских пленников, московских и литовских. На татар, застигнутых врасплох, напал ужас, так что они не скоро могли опомниться и собраться вокруг хана, который потому и не успел напасть на Адашева в Крыму, преследовал его вверх по Днепру до Монастырки, мыса близ Ненасытицкого порога, но и здесь не решился на него напасть и ушел назад. В Москве все лето ждали хана, делали приготовления к его приему: царь распоряжал полки, намереваясь сам выступить в поле при первой вести; но хан не приходил, приходили только раза два небольшие отряды крымцев воевать украйны. Крымцам доставалось больше: с одной стороны козаки малороссийские (черкасы) и донские громили их улусы, с другой — ходили на них ногаи и астраханцы; в самом Крыму свирепствовал голод. Хан прислал с мирными предложениями, с жалобами на нападение со всех сторон; царь отвечал ему, чтоб он оставил безлепицы; когда будут добрые дела между ними, тогда никто не будет нападать на Крым; царь отдавал на его рассуждение, что лучше — вражда или мир с Москвою? И грозил, что русские люди узнали дорогу в Крым и полем, и морем."

Пять князей приехали в Польшу с Северо-Кавказских земель, находящихся между реками Терек и Кубань. То место называлось Пятигорье (пять гор по-русски). (На черкесском оно называлось - Bgiytxw, дословно: пять гор. На татарском - Бештау, из-за горы Бештау, у которой пять вершин.- М. К.). Земли, отходящие от этой горы на запад и восток, назывались Кабарда. Это была родина Кабардинского клана. В XV и XVI веках эти кланы создали независимую страну, называвшуюся Черкесия на русском и на польско-литовском языках. С одной стороны они граничили с крымскими татарами, а с другой стороны - с кланами Темрюка. Кабарда также была независимой и имела близкие связи с крымскими татарами, которые часто использовали кабардинских воинов войнах против своих соседей. В 1555-1560 годах Кабарда перешла под правление России.

В 1556 году украинский князь Димитро Вишневецкий (дед Михаила Вишневецкого, который стал королем Польши сто лет назад) покинул Польшу (Польша, Украина, Белоруссия и Литва были в то время одной страной) пришел в Россию воевать с крымскими татарами. У его было много достижений со своей казачьей армией. Он был первым казаком и основателем, запорожских казаков! Царь Иван Грозный назначил его на должность воеводы (губернатор) Кабарды. Князь Димитро и его казаки остались в Кабарде на несколько лет и правили ею милостиво и приемлемо. Он расположил к себе многих черкесских воинов.

В 1561 году царь Иван решил атаковать Польшу. Князю Димитро было трудно оставаться в России. Он вернулся домой, чтобы защищать свою страну на Украине. Этот поступок очень разозлил царя. Сообщают, что сказал: «Димитро пришел к нам, как собака, и ушел так же». Но это была первая из его проблем. В конечном счете, князя Димитро Вишневецкого взяли в плен в Молдове в 1563 году и послали в Стамбул, где он был казнен за свои нападения на татар.

Через несколько месяцев группа черкесских князей, у которых сложились дружественные личные отношения с Димитро Вишневецким и которые были против правления России в Кабарде, послали некоторое количество воинов в Польшу попросить о помощи. Эти князья были приговорены к смерти царем. В августе 1561 годи польский король разрешил всем воинам Пятигорья, кто хотел, приехать в Польшу.

В 1562 году пять кабардинских князей оставили свои дома на Кавказе и нашли спасение в Польше вместе с семьями и воинами (польские писатели нашего времени утверждают, что там было 300 воинов). Польский король радушно принял их с множеством почестей и подарков, которыми те были очень довольны. Вот имена этих князей: Касим Камбулатович (Черкасский) Гаврила Камбулатович (Черкасский) Онышко/Александр Кудадек (Черкасский), сын очень важного Западно-Черкесского князя Сибок Васул Консаукович. Темрюк Жумкович был знаком с Сибок и членами его клана Солтан Жумкович (Черкасский), сын Жумека Темрюка Темрюк Жумкович (Черкасский), сын Жумека Темрюка.

Перший достовірно відомий Гетьман Запорізький. Побудував першу січ на о. Хортиця. Згідно легенди Байду було почеплено ребром на гак у Стамбулі. Висячи на гаку 3 дні проклинав турків, поки його хтось не застрелив з лука.


Бліжэйшыя продкі і нашчадкі

Дзяды
Михайло Василів син Вишневецький Збаразький
шлюб: Татьяна Полубенская (Вишневецкая)
тытул: 1500 - 1507, Брацлав, Староста брацлавський
смерць: 1517
тытул: < 1517, Збараж, Вишневець, Князь збаразький і вишневецький
Андрей Юрьевич Заславский
тытул: князь
смерць: 1535?
Дзяды
Бацькі
Олександр Михайлів син Вишневецький
нараджэнне: 1500?
шлюб: Katarzyna Skorucianka (Wiśniowiecka)
тытул: 1532 - 1555, Річиськ, Староста річиський
тытул: 1549 - 1555, Вишневець, Князь вишневецький
смерць: 1555
Іван Михайлов син Вишневецький
нараджэнне: 1490
тытул: 1516 -, Вишнівець, Князь Вишневецький
шлюб: Nastazja Olizarowicz (Wiśniowiecka)
тытул: 1522 - 1542, Річ Посполита, Королівський дворянин
шлюб: Магдалина (Йовановна) Бранкович (Вишневецкая, Чарторыйская)
смерць: 1542?
Бацькі
 
== 3 ==
Костянтин Іванів син Вишневецький
нараджэнне: > 1516
шлюб: Анастасія Василівна Тишкевич
тытул: Вишнівець, Князь вишневецький
тытул: 1570 -, Дворянин королівський
тытул: 1571 - 1574, Київ, Житомир, Воєвода київський, Староста житомирський
смерць: 1574
Andrzej Wiśniowiecki
тытул: 1555 - 1584, Wiśniowiec, książę Wiśniowiecki
шлюб: Евфимия Юрьева-дочь Вербицкая (Вишневецкая)
тытул: 1568 - 1572, Волинь, kasztelan wołyński
тытул: 1572 - 1576, Брацлав, wojewoda bracławski
тытул: 1576 - 1584, Волинь, wojewoda wołyński
нараджэнне: 1580 - 1584, Луцьк, Любеч, Лоїв, starosta lubecki, łojowski
смерць: 1584
Дмитрий Иванович Байда Вишневецкий
нараджэнне: 8 лістапада 1517?
тытул: 1550 - 1563, Запорізька Січ, Гетман Войска Запорожского
тытул: 1550?, Черкаси і Канів, Староста черкасский и каневский
тытул: 1557 - 1559, Белевськ, Князь белевський
смерць: 1563, Царгород
тытул: 1563, Молдавии, Господар Молдавии
== 3 ==

праекты
Genealogical Research in the archives of Ukraine
Your Email*
Your First Name*
Your Last Name*
Postcode of your ancestors' place in Ukraine*
Capcha*

Reload
the service is provided by Genealogical Society «Ridni»
На іншых мовах